Главная | Наследовательное право | Прения в уголовном деле адвоката образец

Судебные прения

Какие доказательства виновности подсудимой в умышленном убийстве представила государственное обвинение в суде? Ими стали показания свидетелей Шухлеева, Арефьевой, Кайбышевой, Нефедьевой, Куляшова, Черненко, Смолянцовой, представителем потерпевшего Шайхутдиновой. Но если обратиться к этим показаниям, то никто из них не был очевидцем преступления.

Они не общались с Шайхутдиновыми и их мнение о взаимоотношениях в этой семье во многом строятся на основании тех разовых конфликтов, произошедших между подсудимой и ими несколько лет назад, либо со слов иных лиц, также имевших ссору с подсудимой. Никто из них не сумел обьяснить почему после кодирования они вновь начинали пить, бросали работать, не общались с родственниками. Государственное обвинение не считало нужным выяснить эмоционально-психологический климат в семье Шайхутдиновых, ограничившись, установлением факта длительного злоупотребления спиртными напитками.

Но этого явно не достаточно для установления истины по делу. Столь негативное и отрицательное отношение родственников потерпевшего в оценках подсудимой вполне понятны. Причем они и не скрывали, что всегда были против совместного проживания Ильдара с Леной, всегда считали ее причиной всех его бед и узнав о произошедшей трагедии сразу обвинили Лену в убийстве. Никаких сомнений в умышленности ее действий у них не возникало, так как негативное, неприязненное отношение к ней было сформировано еще 10 лет назад.

Поэтому говорить об обьективности показаний родственников в данном случае невозможно. Интересны были показания свидетелей Смоленцовой и Черненко — соседей Шайхутдиновых. Их безразличие и не желание вмешиваться в чужие конфликты, хладнокровное созерцание чужой беды и крика о помощи, вот те рамки глубины познания, которые они проявляли по отношению к своим соседям. Их показания о безразличии к шуму, доносящемуся из квартиры Шайхутдиновых, подтвердили устойчивый характер именно таких взаимоотношений, которые стали нормальным не только для семьи Шайхутдиновых, но и для соседей.

Они подтвердили, что до стука в дверь, с криками о вызове скорой, в квартире был шум. Таким образом и эти свидетели подтвердили показания подсудимой. Эксперту для исследования поступило постановление следователя от 1 декабря года л. Следователь просил эксперта провести исследование и определить наличие на данных предметах крови и ее видовую принадлежность, а также одному из обладателей представленных образцов. В нем следователь описывает предметы изьятые с места происшествия.

Прения сторон

Среди них под цифрой 3 значиться след обуви на 1 отрезке темной дактопленки. В нем следователь передает эксперту бурый след обуви на 1 отрезке темной дактопленки. При вскрытии бумажного пакета обнаружен отрезок темной дактопленки размером 89Х мм. В постановлении о назначении биологической экспертизы от 1 декабря года л. Далее он предоставляет в распоряжение экспертов бурый след обуви на 1 отрезке темной дактопленки.

Удивительно, но факт! Переболела поначалу этим и я. Свидетельством тому отказы в его осмотре на предварительном следствии, отказы в его осмотре в ходе судебного следствия и, наконец, имеющаяся на листе дела квитанция о приеме на хранение наркотических средств.

У защиты возникает вполне закономерный вопрос для чего обвинению необходимо передавать эксперту предметы неизвестно откуда взявшиеся, не являвшиеся доказательствами и полученные следователем в нарушение требований уголовно-процессуального закона. Мы считаем что при таких фактах, собирания обвинением доказательств виновности моей подзащитной, любыми способами, в том числе и не законными, они не могут быть признаны допустимым и подлежат исключению из числа доказательств как незаконно добытые.

Данное заключение эксперта является незаконным и по еще одному весьма существенному обстоятельству. Экспертиза производиться на основании еще одного незаконно полученного обвинением доказательства. На экспертизу следователь предоставляет образец крови Шайхутдиновой о чем указал в постановлении о назначении экспертизы л. Данный образец предназначался для проведения сравнительного исследования. О получении образцов для сравнительного исследования следователь обязан вынести постановление ч.

Удивительно, но факт! Защитник нужен в процессе для защиты.

В материалах уголовного дела отсутствует как постановление о необходимости получения образцов крови у Шайхутдиновой, так и протокол получения образцов. Даже при проведении судебно-медицинской экспертизы подсудимой кровь у нее не брали, в заключении судебно-медецинского эксперта об этом ничего не говориться. Хотя Правила о проведении судебно медицинской экспертизы обязывают отражать получение любых образцов для дальнейшего исследования в заключении.

В данном случае образцы крови Шайхутдиновой не только незаконно и таинственно появились в материалах уголовного дела, но и также таинственно исчезли из него. Кровь обвиняемой в данном случае, как и кровь потерпевшего, представленные на исследование эксперту, являются предметами, на основании которых обвинение делает вывод о виновности подсудимой.

Кровь обвиняемой и потерпевшего в данном случае, являются теми предметами, которые сторона обвинения использует для установления конкретного преступления, обстоятельств его совершения и что самое главное причастности конкретного лица этому преступлению.

Обвинитель в прениях по уголовному делу.

В этом случае обвинение обязано было осмотреть, признать вещественным доказательством, и приобщить к материалам уголовного дела, данные образцы крови, о чем вынести соответствующие постановления ч. В то же время смывы крови с места происшествия, взятые на ватные тампоны, были приобщены к материалам дела в качестве вещественных доказательств и переданы следователем экспертам для проведения исследования. Обращает на себя внимание наличие в настоящем деле грубых, умышленных и существенных нарушений уголовно-процессуального закона и прав обвиняемой, допущенные государственным обвинением, даже при наличии неоднократных разьясниений и указаний Верховного Суда РФ и Конституционного Суда РФ.

В качестве гарантии процессуальных прав участников уголовного судопроизводства конституционные принципы правосудия предполагают неукоснительное соблюдение процедур уголовного преследования. Поэтому в случае выявления допущенных органами дознания или предварительного следствия процессуальных нарушений суд вправе, самостоятельно и независимо осуществляя правосудие, принимать в соответствии с уголовно-процессуальным законом меры по их устранению с целью восстановления нарушенных прав участников уголовного судопроизводства и создания условий для всестороннего и объективного рассмотрения дела по существу.

Тем самым лицам, участвующим в уголовном судопроизводстве, прежде всего обвиняемому, обеспечивается гарантированное статьей 46 Конституции Российской Федерации право на судебную защиту прав и свобод. Уголовно-процессуальный закон требует неукоснительное соблюдение установленной законом процедуры проведения следственного действия, а порядок уголовного судопроизводства, установленный УПК РФ, является обязательным для органов предварительного следствия ст. Пленум Верховного Суда РФ в п. Из материалов уголовного дела прослеживается умышленное нарушение прав обвиняемого при проведении предварительного следствия со стороны следователя, так как никаких обьективных причин мешавших соблюдению всех процессуальных норм не существовало.

Моя подзащитная была задержана на месте происшествия, с этого момента содержалась под стражей и была доступна для проведения следственных действий. Единственной причиной, по которой с ней не могли производиться следственные действия, было нежелание самого следователя соблюдать права обвиняемой и процессуальные процедуры проведения следственных действий. Права подозреваемого и обвиняемого, установленные уголовно-процессуальным законом, направлены на реализацию конституционной нормы ст.

Следователем нарушена установленная законом, в ч. Об этом должен составляться протокол. Данное требование части третьей статьи УПК Российской Федерации распространяется на порядок назначения любых судебных экспертиз, носит императивный характер и обязательно для исполнения следователем, прокурором и судом на досудебной стадии судопроизводства. Мнение государственного обвинения о возможности восполнения на предварительном следствии или в суде обвиняемой и ее защитой нарушенных прав путем заявления дополнительных ходатайств, являются не состоятельным и не основанном на законе.

Подозреваемый, обвиняемый и его защитник вправе, но не обязаны указывать стороне обвинения на нарушение закона, вправе но не обязаны заявлять ходатайства о восстановлении своих нарушенных процессуальных прав, вправе но не обязаны требовать назначения и проведения повторных экспертиз. Потому что, конституционная норма ст. Но следователь, как процессуальное лицо уполномоченное осуществлять предварительное следствие, обязано соблюдать установленные законом нормы по порядку проведения следственных действий и обязан соблюдать права участников уголовного судопроизводства.

Нарушение им данных требований влечет признание данных действий не законными, так как они совершены с нарушением законодательных требований. Уголовно-процессуальный закон в ст. Наступление данных правовых последствий, закон не связывает с возможностью восполнения последствий от данных нарушений в дальнейшем. Существует множество законодательных норм, в соответствии с которыми, в не зависимости от желания государственного обвинения, такие нарушения закона являются недействительными, уже в силу нарушения закона.

Признать часть вторую статьи 15 УПК Российской Федерации не противоречащей Конституции Российской Федерации, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе норм уголовно-процессуального законодательства содержащиеся в ней положения, как не предполагающие ограничение действия конституционного принципа состязательности, не освобождают должностных лиц государственных органов - участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения от выполнения при расследовании преступлений и судебном разбирательстве уголовных дел конституционной обязанности по защите прав и свобод человека и гражданина, в том числе от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, иного ограничения прав и свобод.

Защита считает, что нарушение норм уголовно-процессуального закона и прав обвиняемой при проведении досудебного производства по данному уголовному делу очевидно и бесспорно. В результате незаконных ограничений прав обвиняемой и пренебреженией нормами закона стороной обвинения, защита была лишена и сейчас не в состоянии восполнить нарушения своих прав.

Нас осознано, предусмотрительно, лишили возможности доказать несостоятельность выводов обвинения, укрывая и уничтожая доказательства виновности моей подзащитной. Теперь я хотел бы продемонстрировать суду иные еще более существенные нарушения, допущенные при производстве данного следственного действия. Как указанно в описательной части заключения эксперта, на л. Таким образом два государственных эксперта, производившие исследование трупа обнаружили на грудной клетке слева три раны.

Теперь хотелось бы обратиться к протоколам осмотра места происшествия, которых в уголовном деле имеется два, причем оба составлены следователями прокуратуры, юристами 3 класса, в профессионализме которых сомневаться нет никаких оснований. Протокол осмотра места происшествия на л. Следователь указывает, что им обнаружены: В протоколе осмотра места происшествия л.

Добавление комментария

Никаких телесных повреждений и тем более ран на трупе при проведении осмотра обнаружено не было. Таким образом из двух протоколов осмотра места происшествия, путем суммирования увиденного двумя следователями, можно сделать вывод, что в момент осмотра на трупе в левой части груди обнаружены четыре раны.

Причем нумерации данных ран фототаблица не содержит. Таким образом в настоящем уголовном деле обвинением представлено как минимум пять процессуальных документов содержащих противоречивые, взаимоисключающие описание повреждений якобы имевшихся на трупе. Складывается впечатление, что на месте происшествия был обнаружен один труп, на судебно медицинское исследование представлен был другой, а заключение делалось по третьему.

Указанные выше факты свидетельствуют не просто о сомнениях в достоверности сделанного экспертного заключения трупа, но и в очередной раз дополняют ранее озвученные основания, вновь подтверждая недопустимость данных доказательств. Только таким незаконным способом было возможно скрыть данные нарушения закона и противоречия в выводах эксперта. Считаем, что доказательствами виновности подсудимой могут быть только неопровержимые доказательства, проверенные и оцененные в совокупности с другими допустимыми доказательствами собранными в уголовном деле.

Судебно медицинское заключение исследования трупа не является допустимым доказательством и прямо противоречит иным собранным в материалах уголовного дела доказательствам. Я предполагаю, что мне могут возразить о наличии в заключении описок, не точностей, технических ошибок и иных небрежностей. Но, ваша честь, заключение судебно-медицинского эксперта по преступлениям против личности является основным процессуальным документом, на который опираются все доказательства уголовного дела.

Оно не может быть сомнительным. Заключение СМЭ в данном случае можно сравнить с приговором суда. Но если в процессе проверки приговора суда выясняются нарушения, неточности и ошибки, такой приговор отменяют. Государственное обвинение представляет суду в качестве доказательства виновности Шайтдиновой в совершении преступления протокол выемки от 28 ноября года л. Государственное обвинение утверждает, что в ходе выемки у подозреваемой Шайхутдиновой были изьяты брюки, кофточка и полусапожки.

Согласно протокола, выемка производилась следователем Мусиным в присутствии двух понятых — мужчин. Таким образом в результате выемки подозреваемая осталась практически голая перед толпой мужчин. Что о данном факте говорит закон? Но данная норма, предусматривает производства обыска и выемки в помещениях, строениях, иных территориях, но не у живых лиц. Именно по этому производство личного обыска выделено законодателем в отдельную норму — ст.

Основная гарантия лица у которого производится личный обыск или выемка, закреплена в ч. Я обращаю внимание суда, что в данном случае нарушаются не только уголовно-процессуальный закон, конституционные права, но и элементарное человеческое достоинство. Причем, учитывая властно-распорядительные функции следователя и реальное бесправие при наличии формальных прав подозреваемой, позволяют моей подзащитной надеяться только на обьективную и справедливую оценку суда. Но на этом парадокс предварительного следствия не закончился.

В материалах дела имеется протокол задержания подозреваемой Шайхутдиновой, составленный также 28 ноября года. Только он составлен в 11 часов 30 минут, т. В протоколе задержания говориться, что Шайхутдинова задержана по ст.

глядевший прения в уголовном деле адвоката образец пройдет так


Читайте также:

  • Подсудность дел о признании отцовства и взыскании алиментов
  • Как отозвать генеральную доверенность на машину
  • Брачные договоры в канаде